О клубе. Библиотека.


Легенда о происхождении символов Восточного Календаря



В фольклоре монгольских народов есть сюжеты, связанные с названиями годов, в частности объясняющие, почему 12-летний цикл начинается с года мыши. Однажды – так гласит легенда, – Будда пригласил к себе на день рождения всех животных, какие захотят прийти.

Пришло 12 зверей: время стояло холодное, а чтобы попасть к Будде, нужно было переплыть широкую реку. Каждому животному в порядке живой очереди Будда подарил по одному году управления. Первой пришла - Крыса – ей достался первый год 12-летнего цикла. Правда, очевидцы этого замечательного заплыва утверждают, что первым достиг противоположного берега Буйвол, а Крыса, которой не хотелось мокнуть в холодной воде, попросила Буйвола перевезти её на своей спине, и тот по доброте душевной согласился. Пока буйвол отряхивался, чтобы предстать перед Буддой в приличном виде, Крыса, соскочив с его спины, быстренько побежала вперёд, и в очереди за предполагаемым дефицитом оказалась первой. Она была вознаграждена за оперативность и умение пользоваться обстоятельствами. Часть зрителей потом говорила, что это была не Крыса, а маленькая, но умненькая Мышь, и что она вовсе не попросилась к Буйволу на спину, а проехала «зайцем». Буйвол её не заметил и был весьма удивлён, оказавшись в очереди вторым. Чуть – чуть отстал от Буйвола Тигр, которому достался третий год. Болельщики, увлечённые соревнованием между Буйволом и Тигром (они с тех пор и в жизни соревнуются друг с другом), как следует, не рассмотрели, кто пришёл четвёртым – Кот, Заяц или Кролик. За давностью лет истину установить невозможно, и у восточных различных народов так и осталось разночтение относительно хозяина четвёртого года. Пятым был Дракон, шестой оказалась Змея, седьмой – Лошадь. Тут по реке пошла полоса тумана, и опять неясно, кто был восьмым – Коза или Овца (а может быть, Баран). Девятой в очереди стала Обезьяна. Вас удивляет, что прыткая Обезьяна пришла так поздно? Она просто не хотела рисковать и внимательно присматривалась, наблюдая за пловцами. Лишь убедившись в безопасности мероприятия, она вошла в воду. Десятым прибежал Петух (а может быть, и Курица, кто их, мокрых, разберёт). Он задержался, потому, что долго и обстоятельно рассказывал своей многочисленной семье, как она должна жить в его отсутствие. Одиннадцатой прискакала Собака. С утра у неё была масса хозяйственных дел, и, едва с ними управившись, она разгорячённая бросилась в воду. Говорят, потом долго кашляла. И, наконец, последним появился Кабан (по другим источникам, прислал вместо себя Свинью). Он не очень спешил: не честолюбив, не привередлив, он и в жизни обычно добирает всё, что осталось ему после пронырливых. Ему Будда подарил последний оставшийся год, но самый хороший: год Кабана отличается изобилием и спокойствием. Так была награждена великолепная черта характера - способность удерживаться от соблазна, тянуть одеяло на себя.



на страницу назад 
на страницу 2 на страницу 3 на страницу 4 на страницу 5 на страницу 6 на страницу 7 на страницу 8 на страницу 9 на страницу 10 на страницу 11 на страницу 12 на страницу 13 на страницу 14 на страницу 15 на страницу 16 на страницу 17 на страницу 18 на страницу 19 на страницу 20 на страницу 21 на страницу 22 на страницу 23 на страницу 24 на страницу 25 на страницу 26 на страницу 27 на страницу 28 на страницу 29 на страницу 30 на страницу 31 на страницу 32 текушая страница  (33) на страницу 34 на страницу 35 на страницу 36 на страницу 37 на страницу 38 на страницу 39 на страницу 40 на страницу 41 на страницу 42 на страницу 43 на страницу 44
 на страницу вперед

ЕСЛИ ТРАДИЦИИ У НАПИТКА МАТЕ ?


На больших приемах с участием малознакомых людей каждому подается отдельная маленькая тыква с трубочкой. А в кругу семьи и близких друзей принято заваривать общий калабас. Кто-то один берет на себя функции заварщика мате — себадора, он же первый снимает пробу и, если качеством удовлетворен, передает тыкву по кругу. Себадор должен вовремя подливать в калабас воду. Он же решает, когда заварку пора менять.
Часто иностранцам манера потягивать напиток через общую бомбилью кажется негигиеничной, и они норовят прийти в гости со своей трубочкой. Но для аргентинцев этот обычай как никакой другой символизирует дружбу, теплоту и доверие. Так что индивидуальная "инициатива" может быть воспринята хозяином как обида.
Писатель Хулио Кортасар называл мате напитком "для тех, кто одинок и печален", но, несмотря на это, мате прекрасно пьется в компании.
Мате принято пить расслабленно и не торопясь, уделяя церемонии большое количество времени.
Пить мате в одиночестве — прекрасная возможность поразмышлять о своей жизни, лениво потягивая напиток и наблюдая, как лишние мысли уходят прочь. Однако матепитие в кругу — совсем другое дело. Здесь цель — не достижение медитативного состояния, а, скорее, объединение людей.